18 ноября 2018
Если соединить несоединимое



18 ноября 2018
Если соединить несоединимое



Знакомьтесь, екатеринбургские медиахудожники - Денис Перевалов (математик-программист, медиахудожник) и Анастасия Крохалева (магистр истории искусств, медиахудожник). Это люди, которые соединяя разные технологии, создают новое, экспериментальное искусство в сотворчестве.

Е. Настя, Денис, расскажите о Вашем дуэте.

Д. Наш дуэт называется «Музей вечно играющих аттракционов». Мы создаем объекты из области современного искусства, дополненных новейшими технологиями, но целенаправленно делаем их игровыми. Мы закладываем в каждый объект глубокие, иногда даже несколько провокационные смыслы. Поэтому ребенку кажется, что он все понимает, начиная взаимодействовать с объектом, а взрослому, скорее, наоборот.

А. Нам интересно работать с интерактивом. Но когда мы стали выставляться в таком формате, некоторые критики нас попрекали тем, что интерактив – не art, а entertainment. Проанализировав свою работу, мы остановились на том, что именно интерактив дает особые возможности понимания как самой концепции, так и искусства. Если наши работы будут восприниматься как аттракционы – это лишь новое поле для дискуссий, которое мы решили продвигать в наших проектах.

Е. Музей - привычное понятие. Виртуальное - это что-то новое. Может быть придумывать другие пространства для нового? Насколько сочетаются старые и новые технологии?

Д. Наши работы выставляются и в классических галереях, но мы осваиваем и новые – урбанистические и природные пространства. Перфоманс, инсталляции – это то, над чем мы работаем и с интересом воплощаем. Мы ищем новые формы и способы подачи.

А. По образованию я магистр истории искусств и уже несколько лет работаю как артмедиатор. У нас в Екатеринбурге проходит периодически «Уральская Индустриальная биеннале» и «Бажов-фест», где художники должны выставляться в невыставочных пространствах. Это не музеи, а, например, заброшенные промышленные корпуса – и это такой челлендж для куратора и художников. Здесь сложнее, так как пространство более непредсказуемо, оно может быть по-разному интерпретировано для посетителя. В музеях же классического искусства для экспонирования произведений всё готово, поэтому даже современному художнику с точки зрения решения различного рода экспозиционных задач бывает на таких площадках вполне комфортно. Так, например, Эрмитаж открывает свои залы новому искусству и, благодаря некоему шоку, зрителю удается найти новые смыслы. Московская биеннале проходила в Третьяковке на Крымском валу… Это очень интересно для художников открывать по-новому пространства музея, который уже насыщен классическим искусством, встраивать в принято-понятные константы современность.

Е. Музыка дополняет ваши работы?

Д. Я раньше начал заниматься музыкой, чем программировать. Первое, что я начал программировать – это синтезатор. Мы включаем саунд-арт, звуковые вещи. Я сейчас являюсь старшим преподавателем в Уральской консерватории. Звук присутствует во многих наших работах. Некоторые объекты мы создаем даже просто ради звука. Визуальность и аудиальность для нас – это неразрывные вещи, дополняющие или независимые. Такой Experience для зрителя.

А. Для меня звуковая сторона восприятия была закрыта до встречи с Денисом. Я не знала, как к ней подступиться и не видела в этом большого смысла. Сейчас, когда мы стали работать вместе, мне очень нравится появившийся звук в наших работах.

Д. У нас есть инсталляция «Порог между мирами» – это небольшая чаща, где развешаны световые пульсирующие полосы, а вокруг этой чащи стоит набор из нескольких стереоколонок. И получается, что зритель, заходящий в чащу, не только видит пульсацию, но и слышит шепот вокруг себя. Это превращает чащу в некий сакральный мир. А в самых последних наших работах мы часто не добавляем звуки, а находим удовольствие в звучании самих механизмов. «Хозяйка. Present days» – звучание моторов трех механических рук создает нужное звуковое оформление и атмосферу для зрителя.

Е. А искусство для вас - это хобби?

Д. Нет, это главное. Просто мы не замыкаемся – рассматриваем другие области деятельности как подпитку идеями, технологиями, как важный опыт. Многое можно увидеть в бизнесе и коммерции, не менее – в ходе общения со студентами. Даже когда пишешь учебник или книгу – упорядочивая знания, вырастают новые концепты. Единомышленники, заказчики и поклонники также прибывают из разных областей.

А. На первом месте у нас всегда искусство. Но когда участвуешь в разных проектах, становишься более жизнестойкой, вырабатываются объективные принципы и взгляды.

Д. Но если долго заниматься одним и тем же, то теряется связь с людьми, их ожиданиями, и с кипящей жизнью большого и разного социума. Мир многополюсен и если можно побывать на разных его полюсах – этим не стоит пренебрегать. В моем мире есть артискусство, коммерция, преподавание, музыка. И это все не для того, чтобы зарабатывать деньги, а чтобы чувствовать себя полноценным в ежедневном круговороте, быть «на волне». Кроме того, мы еще немного строители, исследователи и аналитики – сами проводим монтаж конструкций, готовы к замене деталей и материалов, моделируем альтернативные решения.

Е. В мире современного искусства требуется больше таланта или научных знаний?

А. Искусство должно быть актуально. Надо нащупать нерв современности. Чего для этого нужно больше – художественной составляющей или инженерности мысли – сложный вопрос. Скорее, общий высокий уровень культуры и образования, причем постоянно растущий.

Д. Ответом на этот вопрос является как раз то, что мы работаем дуэтом концептуалиста-художника и инженера-программиста.

Интервью полностью читайте на habr.

Made on
Tilda